Мы ждём ответа

Итак, WhatsApp вместо телефона, Zoom вместо железнодорожного вокзала и сайт вместо Гостелерадио мы взяли.  Интернет технологии сегодня первые помощники в общественной деятельности, особенно в той, что задевает сотни тысяч людей. Отправить ссылку в десяток групп в которых ежедневно сидит до 50 тысяч человек, связанных одними интересами, которые в свою очередь интересную для них информацию кинут ещё на 200 – 250 тысяч единомышленников, чем не простор для общественника.

Общественное движение «Ветераны боевых действий за справедливость» объединяет в своих рядах как раз тех, кто крайне неравнодушен к несправедливости, которая их касается. Из-за пенсионной реформы, которая тронула большие массы, тех кто воевал за интересы Родины, многие из ветеранов боевых действий, справедливо посчитали, что они заслужили, по меньшей мере дореформенного возраста выхода на пенсию, а большинство льготный выход на пенсию в 55 лет.

Как ни крути, ни одна война не остаётся бесследной для человеческого организма, и все, кто воевал, кто ходил на боевые операции в дождь и в снег, лежал на камнях в засаде, получал вражеские пули и экзотические болезни люди, отнюдь не богатырского здоровья.

Тем обиднее, когда внеочередное медицинское обслуживание по сути дела ликвидировано электронной очередью, а ежедневное оформление билета на электричку вдвойне унизительнее, что образ ветерана столь принижен сегодня властью, что таблички о внеочередном обслуживании порой не найти у кассы, да и народ у нас стал хуже относиться к нам.

Всё это, как правило, больнее всего бьёт именно по солдатам Афганской и Чеченских войн, потому, что ни военных пенсий у них нет, а на пенсии по инвалидности может выжить лишь экстремал-выживальщик. И то в одиночку.

Именно поэтому, третий этап ветеранского движения в России, который мы наблюдаем сегодня можно смело назвать вторым солдатским. Первый прошёл в конце восьмидесятых – начале девяностых годов, когда солдаты, вернувшиеся с войны, начинали строить памятники своим погибшим товарищам, заботится о своих инвалидах, и матерях погибших однополчан, создавать и вести военно-патриотические клубы для подростков. Вся эта огромная работа часто была плохо оформлена юридически, не хватало знаний. Но был колоссальный энтузиазм, которого хватило даже на первые тяжелые девяностые годы.

Потом со службы на пенсию стали выходить офицеры, ветераны боевых действий, они внесли в ветеранское движение структуру, упорядоченность и армейскую дисциплину. Движение приобрело большие организации федерального масштаба, наладился контакт с властью. Организации стали структурироваться в две группы, федерального уровня – ОООИВА, РСВА, и «БОЕВОЕ БРАТСТВО» и множество региональных или межрегиональных. Часто ветеранские организации более мелкого уровня объединяли в своих рядах ветеранов одного соединения или части, иногда родов войск, но настоящих дел становилось среди таких организаций всё меньше и меньше, так как не было финансирования и часто все дела сводились к просто встречам ветеранов. Глядя на работу больших организаций ветеранов начали создавать свои и отдельные силовые структуры. Часть из них существовала и ранее, но приобрела в начале 2000 годов вторую жизнь.

И так продолжалось до 2014 года, когда ветеранское сообщество ощутило на себе внимание власти. Да, на фоне кризиса на Украине, и роста недовольных внутри страны, позиция ветеранов, ратующих за спокойствие и стабильность в стране была важна. Однако, своим никаким отношением к ветеранам, своим законом о монетизации льгот федеральная власть подорвала очень важный институт – уважение народа к ветерану. Слово «фронтовик» для нашего народа всегда произносилось с уважением, также с середины восьмидесятых стали относится и к «афганцам», но не подрывы на Котляковском кладбище подорвали авторитет ветеранов боевых действий, а полное игнорирование этой категории населения властью. Порой возникает ощущение, что 122 закон, о монетизации льгот принимали вовсе не для того, чтобы обидеть или наоборот поднять ветеранов боевых действий и других льготников, а просто для упорядочивания денежных потоков в бюджете. И потому для власти было откровением, что народ так болезненно тогда этот закон воспринял. Ветераны боевых действий одни из льготников, и одни из ветеранов, кого законы №122 и №5 незаслуженно обидели, но если остальные тот эпизод истории России слегка позабыли, то ветераны боевых действий ту несправедливость помнят и поныне. А там, где несправедливость, там и желание справедливости.

И тут мы начинаем видеть тот феномен, который возник вроде как ниоткуда и вдруг – резкий подъём ветеранского движения. И он этот подъём связан в первую очередь с несправедливостью.

В первые я столкнулся с этим тогда ещё робким движением, когда мне позвонил друг, с которым мы воевали в одном экипаже. Это было в 2018 году, и он меня спросил, не знаю ли я, есть ли льгота день за три для выхода на пенсию солдат? Я ему честно сказал, что нет такой льготы нет и собственно не было никогда. Он только вздохнул, мол, жаль. Жаль на самом деле многим и многим. Ощущение, что тебя кинули, витает в воздухе у афганцев, у которых первый год войны – 1980-й, уже мог бы выйти на пенсию. Но вот не вышел. На нас, и меня к слову, тоже так как родился в апреле 1960 года, смотрят те, кто воевал в Таджикистане, за ними те, кто прошёл Первую Чеченскую и потом Вторую. Все ждут справедливости.

А справедливо дать возможность человеку, прошедшему войну, почувствовать, что его за это ценит страна, которая его на войну отправляла.

Справедливо – это когда человек с государственным знаком «Ветеран боевых действий» может подойти к очереди и все его пропустят вперёд.

Справедливо – это когда разработчики «Госуслуг» помнят о том, что существовали такие товарищи, что пользовались внеочередным медицинским обслуживанием и ставят квоту для них в электронных очередях.

Справедливо – это когда в середине февраля или в конце декабря на возложение цветов к памятникам погибшим в локальных конфликтах приходят мэры и губернаторы, а не их четвертые замы.

Справедливо – это когда очередь на жильё для всех без исключения за счёт федерального бюджета и по квоте фронтовиков, а не только для тех счастливчиков, кто успел встать в очередь до какой-то даты.

Справедливо – это когда и ты и твой друг с Камчатки едет в Московском городском транспорте по единому по всей стране ветеранскому проездному, а не по региональной странной социальной карте, и твой друг не платит за проезд. А сейчас, как будто он воевал за Камчатку, а ты за Москву.  

Справедливо – это когда Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации заявив однажды с телеэкрана, что не видит никаких проблем, чтобы мобильные операторы в стране сделали для всех ветеранов боевых действий бесплатную мобильную связь, добивается этого.

Справедливо – это когда 9 мая, в День Победы, ветераны всех войн, что вёл СССР и Россия стояли вместе плечом к плечу и в Кремле, и у маленького памятника в небольшой деревеньке. А рядом с ними стоял большой или маленький начальник и выказывал им равное уважение. Извините, воевать за территорию страны, или за её интересы одинаково опасно для жизни, потому как враги у СССР и России были и есть одни и те же.

Сегодня в Армии России, и служат, и умирают за Родину, за её интересы. Мы тоже воевали за неё, так как интересы Родины посылали нас в ближнее зарубежье прикрывать южные рубежи. Мы, «афганцы» и сотни тысяч тех, кто с оружием в руках защищал интересы страны, стоял под пулями между врагами в миротворческих операциях, защищал мирных жителей от бандитов и националистов всех мастей.

Вот ради таких форм справедливости сегодня почти стихийно возникло с самого низа Движение ветеранов боевых действий за справедливость. И нас тут же поддержали большие массы людей. В первый день работы нашего сайта его посетило 1500 человек, без какой-либо раскрутки в Сети, без каких-либо денег. Нам пишут коллективные письма и письма поддержки, звонят, предлагают помощь люди порой даже далёкие от войны, но мы только в начале пути. Мы пытаемся найти формы и методы взаимодействий с властью, мы понимаем, что нужно опробовать все допустимые законом формы, но мы ждём ответа.  

Павел Ширшов

Ветеран боевых действий. 101 мотострелковый полк, 5 гвардейской мотострелковой дивизии, рядовой, разведчик, в Афгане с 27 декабря 1979 года по 23 ноября 1980 года.

Поделиться ссылкой:

8 комментариев к «Мы ждём ответа»

  1. Согласен,посчитаейте свой ЕДВ оно меньше 40 $ это похоже на справедливость,уважение? Это похоже на ; да отвали,и чтоб тебя небыло

  2. Сергей Сухарев,ВБД, Афган.84-86.командовал взводом.груз в 200. Украина Сумская обл.село Пироговка.в 21 год.Страшно видеть лица родных.Цинк без окошка.Хотели вскрыть.Но,что там увидишь.Вот.А,сейчас 3,62.

  3. Полностью поддерживаю и соглашаюсь. 28 лет добиваюсь признания статуса ветерана боевых действий. Был уже признан вбд во время учебы в Военной Академии и уехал СНГ, получил там гражданство, служил снова на Афганской границе, а когда вернулся и получил гражданство России, и обратился о признании вбд, то теперь ищут документы и не могут найти.

  4. Все верно и по-существу. Ребята, просыпаетесь!!!

  5. Подпишусь под каждым словом автора.Справедливости ради.Ведь я тоже Ветеран боевых действий и жду справедливости.

Обсуждение закрыто.